Тени забытых предков (Тіні забутих предків, 1965) Баллада о бомбере (Украина, Россия, 2011) Мультсериал «Казаки» (Украина, 1967-1995) За двумя зайцами (1961) Битва за Севастополь (Незламна, 2015) Влюбленные в Киев (Украина, 2011) Белая гвардия (2011). Телесериал по одноимённому роману Михаила Булгакова Богдан Хмельницкий (1941) Матч (Украина-Россия, 2012)


Если кино – это язык, на котором может говорить человек с человеком, то…

1 звезда2 звезды3 звезды4 звезд5 звезд6 звезд7 звезд8 звезд9 звезд10 звезд (голосов: 10, средний балл: 9,60)

Дата: 29.09.2012 Автор: Рубрики: Зри в корень, Экспертиза Метки: Версия для печати

Режиссер Александр СтоляровНу, вот лиши меня речи – останутся жесты, глаза, лицо, руки. Я бы смог написать, но я представляю, что я лишен и письменности, если нет языка. И тогда, что мне остается? Музыка? Но у меня нет слуха. Живопись, рисунок? Бог таланта не дал. Танец? У меня обе ноги левые. Вот и попробуй объяснись. Мой отец, когда вдруг появились в продаже хорошие кисти и краски, шутил, что теперь каждая бездарность художником станет. Не стала. Я художником не стал. Конечно, если уничтожить все изобразительное искусство и память о нем, то, может быть, я бы и почувствовал себя художником, но не рядом с отцом.

А в кино это – на каждом шагу. Человека научат трем словам: крупный, средний, общий – и вперед! Будто и не было до него ничего. А Братья Люмьер сняли 800 фильмов. Последний – «Жизнь и страсти Христа». И вдруг остановились. Почему? Сейчас видеокамера есть в каждом телефоне, «кино» стало гораздо больше. История у кино короткая, от нее можно отмахнуться. Может, от того слово «режиссер» стало почти ругательством. Человек написал что-нибудь на заборе, вот он уже и писатель. Снял, склеил – камера под рукой – вот уже и режиссер. Читайте титры. Наверное, то же происходило, когда появились газеты. До того – сиди и пиши целую книгу, а тут – чиркнул, и все читают. Да и читать меньше: страницу-две, не мучай глаза над томом.  То же и с телевидением. В телевидении мысли попроще и покороче, чем в кино.  Есть опера, есть оперетта, водевиль, есть попса. Вы давно были в опере? Нет, не в венской, в нашей. В киевской. Ее бы стоило освятить. После убийства Столыпина, в ней до сих пор, как… после убийства. А в кино? Вы давно были в кинотеатре и смотрели наше кино? И, наверное, не случайно ощущение в кинотеатре, будто сидишь на коллективном просмотре телевизора. И дело не в ритуале – помните, перед киносеансом «А сейчас вы попадете в волшебный мир кино…» –  нет волшебного мира, сказки нет. Да и было их, сказочников: Андерсен, Братья Гримм, Шарль Перро… Пальцев двух рук хватит пересчитать. И в кино так же. Но теперь каждая бездарность себя режиссером считает. И я среди них.

Что же? Надежды нет никакой? Отчего же? Есть. Бог даст. Если помолимся. В церкви батюшка проповедь читает, косноязычен, скучно, но я молюсь за него, и  верю – не только я. Знаю, что были проповедники, после которых тысячи обращались в христианство. А тут – стоим, ждем, переминаемся. Сколько сейчас проповедников осталось? Немного. А ведь Слово Божие. Чего же вы от кино хотите? Но надежда осталась. Еще совсем недавно верующий режиссер был исключением. Теперь их вон сколько. Бог даст, появится кино. Да оно и сейчас есть, но очень мало. Ровно столько, сколько Богу угодно.

Александр Столяров
www.pokrovkino.com



Популярные темы: Анализ современных средств и методов манипулирования массовым сознанием Трепанация телевизора. Диалектика надувного, надувающих и надуваемых Кто воспитывает наших детей? Мы или телевизор?
 


Форма добавления комментариев